Бастарды — это социальные изгои V&S дань традициям

Здравствуйте уважаемые читатели блога. Иногда встречаются слова, смысл которых не совсем ясен, а смысл уходит корнями глубоко в историю.

Одно из таких слов – сволочь, термин, который начал активно употребляться почти тысячу лет назад, и для многих людей это слово стало судьбоносным.

Сегодня мы поговорим о том, кто такие мерзавцы, когда появился этот термин, как менялось отношение к таким людям в разные века и какие известные исторические деятели и книжные герои были мерзавцами.

Бастард — это…

Понятие «бастард» появилось в Средние века. Первые упоминания об этом термине встречаются во французских источниках, датируемых XI веком. Поскольку в то время в Западной Европе основой общественной жизни служила религия, церковный брак считался нерушимым.

Незаконнорожденные дети, рожденные вне брака, не могут претендовать ни на статус, ни на наследство, ни на законное признание. Более того, средневековое общество относилось к таким людям с вопиющим презрением.

Интересна и особенность происхождения этого слова. Его значение лингвистически связано с латинским «bastum» (прямой перевод — «седло»), но эта основа употребляется уже не в прямом смысле, а в переносном.

Получилась вполне логичная цепочка: «ублюдок» -> «зачатый в седле» -> «ребенок, зачатый на лету неким путешественником». Это означает, что ребенок родился не у законных супругов в установившемся браке, а случайно, случайно.

Что же касается русского языка, то, согласно «Толковому словарю» В. Даля,

бастард — это не только внебрачный ребенок, но и гибрид животных или некая помесь растений разных видов.

В то же время Википедия предлагает еще несколько значений, наиболее актуальное из которых связано с ругательствами английского языка, близкими по смыслу русским «сволочи» и «выродки».

В Средние века любые отношения вне брака считались постыдными, а будучи ребенком позора, внебрачный ребенок не мог унаследовать ни имени, ни титула, ни земли знатного отца.

Однако некоторых мерзавцев все-таки признали. Обычно это были дети высокопоставленных лиц, имевших достаточно власти, чтобы в какой-то мере «узаконить» такого ребенка и обеспечить его будущее.

Незаконнорожденные королевской крови могли даже претендовать на титул, но только в том случае, если их мать была дочерью принца или представительницей того же знатного рода. Известны случаи, когда мужья уговаривали своих жен соблазнить знатного человека, чтобы зачать ребенка и таким образом получить пожизненное обеспечение.

Однако внебрачное происхождение отнюдь не считалось табуированной темой, и эти вопросы часто обсуждались на законодательном уровне. Наиболее яркими примерами таких законов являются «Статут Мертона» (1235 г.) и «Законы о бедных», принятые в Англии в 1536 г. Это были прекрасные попытки предотвратить конфликты и судебные тяжбы за счет регулирования прав наследования и устранения некоторых социальных ограничений.

А запретов для незаконнорожденных было много: например, незаконнорожденные не могли заниматься врачебной практикой и не могли занимать какие-либо государственные должности.

Время перемен

Медленно, но верно менялось дискриминационное положение внебрачных детей, черной нитью пронизывавшее всю эпоху с VII по XI века. Эти изменения коррелировали с жизненными изменениями в праве собственности и семейном праве.

Это было особенно заметно во время разработки григорианской реформы, ужесточившей рамки брака и запретившей кровосмешение и полигамию, а затем и позднее, когда в Европе вместо вольностей, заимствованных завещателями из античного мира, стали практиковаться принципы первенства римляне.

В этом отношении переломным моментом можно считать пограничье XIV-XV веков, коренным образом изменившее отношение к незаконнорожденным.

Некоторые крупные города предоставили бастардам право стать их полноправными жителями, были приняты законы о том, чтобы давать бастардам (которые еще не имели права на наследование основного имущества) щедрые дары в виде движимого имущества, давать им расширенное приданое и обеспечивать их пожизненной пенсией

Также незаконнорожденные получили право на собственную геральдику. Таким образом, герб бастарда мог повторять символику отцовского дома, но при одном условии: рисунок перечеркивался красной линией («полосой»), что указывало на его особый статус.

Ну а дворянскую перевязь могли носить и сами бастарды, но, в отличие от законных наследников, она должна была крепиться не на правом, а на левом плече.

В России тоже была своя система узаконенных бастардов — их фамилия стала производной от фамилии дворянского рода. Например, мерзавцы Трубецкие могли носить фамилию Бецких.

Они имели право занимать высокие посты и претендовать на часть имущества именитых отцов. Однако это правило сохранялось только для тех, чьи мать и отец были представителями знатных династий.

Так продолжалось до начала XVIII века, пока в России не был издан указ о праве незаконнорожденного ребенка наследовать имущество матери и получать ограниченное содержание от отца.

В то же время в Великобритании был принят Закон о легитимности, признающий равенство всех детей. А уже во второй половине XVIII века аналогичный закон был подписан правительством США.

Известные бастарды

История помнит немало случаев, когда мерзавцы занимали высокое положение в обществе. Например, внебрачный сын Генриха II Вильгельм получил титул графа и впоследствии стал одним из самых влиятельных дворян Англии.

В то время как граф Оверни Шарль де Валуа, внебрачный сын Карла IX и прекрасной фламандки Мари Туше, не удовлетворился полученным титулом и после смерти отца участвовал в заговорах против нового короля Генриха IV, который По иронии судьбы, отец бастарда — Антуан Бурбон-бей.

Заговоры против королей в Западной Европе в то время были обычным явлением, как и наличие незаконнорожденных детей, пытавшихся захватить власть любыми возможными способами.

Впрочем, многие мерзавцы все-таки получили признание и трон без особых интриг и конфликтов, особенно когда у сильных мира сего были свои цели. Как правило, речь шла о лишении наследства кого-либо из его родственников. Но есть и другие примеры признания сволочей:

  1. Владимир Святой, сын князя Святослава и простой ключницы;
  2. Вильгельм I Завоеватель, незаконнорожденный сын герцога Нормандии Роберта II Великолепного, который был единственным сыном своего отца и унаследовал титул графа почти на законных основаниях. Вильгельм, кстати, самый известный бастард, ведь ему удалось не только взойти на британский престол, но и объединить большинство разрозненных земель в одно английское королевство;
  3. Генрих II, первый национальный король Англии, известен тем, что отобрал имущество и титулы у своих законных наследников в пользу графа Корнуолла, своего незаконнорожденного сына.

Вообще, если проанализировать родословные любой династии, то в каждой из них обязательно найдутся потомки либо незаконнорожденные и наделенные правами, либо подозреваемые в незаконном происхождении. А в некоторых родословных таких потомков оказывается не один и не два, а немало.

Иногда реальность подменяли орудием в политических играх, но это не мешало некоторым мерзавцам занимать троны, а законных наследников, потерявших шансы на власть, лезть за борт только потому, что враждебные судебные коалиции (что это такое?) называли их мерзавцами.

Истории о бастардах в культуре и литературе

Первые упоминания о внебрачных детях встречаются в древнегреческой мифологии. Боги Эллады славились любовными связями с простыми смертными. Самый известный древнегреческий бастард — Геракл, сын Зевса и красавицы Алкмены, верной жены героя Амфитриона, в образе которой бог, воспламененный страстью, явился Алкмене и возлежал с ней как муж.

Тема мерзавцев всегда была острой и отражалась не только в литературе, но и на самых двойственных страницах истории. Так, Елизавета I Тюдор, одна из величайших королев позднего Средневековья, не раз была заклеймена незаконнорожденной, несмотря на то, что ее родителями были король Генрих VIII и его законная жена Анна Болейн.

Дело в том, что после смерти матери, казненной на виселице, отец намеревался заключить новый брак для рождения наследника престола. А Елизавета была объявлена ​​незаконнорожденной, так как ее мать так и не стала королевским монархом и до самой смерти оставалась королевой-консортом.

Рассказы о судьбе внебрачных детей вдохновляли многих выдающихся авторов: Федора Достоевского, Льва Толстого, Чарльза Диккенса.

А начало этой эпопее положил французский трувер Рауль де Камбре, которому приписывают авторство одноименной поэмы (дано одноименное название) о легендарном бастарде, борющемся за право владеть собственной вотчиной (вассальное) присвоение).

И это не говоря о таких «избитых» темах, как король Артур (в V-VI веках он был предводителем британцев) и Карл Великий, по прозвищу Карл Великий, король франков и лангобардов во второй половине VIII века.

Но, пожалуй, самым популярным ублюдком в медиапространстве сегодня остается лихой Джон Сноу, один из ключевых персонажей цикла книг Джорджа Мартина «Песнь льда и пламени».

Молодой дворянин, которого все считали незаконнорожденным сыном Неда Старка, «зачавшего в седле», на деле оказался полноправным наследником Железного Трона, в котором он никогда не нуждался.

Но у мерзавцев той эпохи (в «Игре престолов» были еще Рэмси Болтон, Уолдер Риверс, Коттер Пайк и т д.) вообще выбора не было: либо вечный долг в Ночном Дозоре, либо бесперспективная служба в отряде какого-нибудь лорда.

Заключение

Однако история учит нас другому: социальный статус — это не приговор. И не всегда условия рождения определяют дальнейшую судьбу ребенка.

Также человек в такой ситуации может приобрести особую внутреннюю силу, способную побудить его к великим свершениям. Примеры здесь, конечно, излишни.

Поделиться:
×
Рекомендуем посмотреть